Конфликт из-за Наследства Альфонсо I

Конфликт из-за Наследства Альфонсо I

Альфонсо I [Альфонсо I Воин (1073-1134), король Наварры и Арагона, получивший прозвище за победы в 29 битвах. Перед смертью завещал все свои владения рыцарским орденам иоаннитов и тамплиеров.], король Наварры и Арагона, принявший также титул императора Испании, пошел в своем служении дальше. Когда этот величайший военачальник своего времени, выигравший двадцать девять сражений в войнах против мавров, почувствовал себя старым, он назначил госпитальеров ордена святого Иоанна, тамплиеров и каноников или рыцарей Гроба Господня — детей у него не было — наследниками и преемниками корон Наварры и Арагона.

Все это он выразил в своем последнем завещании, написанном в 1131 г., дабы побудить славных воинов поддержать его в борьбе против сарацин и мавров Испании. За несколько дней до смерти он обновил завещание, которое, уступив своему монарху, подписало большинство представителей знати.

Альфонсо, не знавший, что такое страх, атакуя под Фрагой превосходящие силы неверных, погиб на поле битвы. Его войско было разбито, а его тело так и не нашли — возможно, его закопали в землю мавры, или оно было так обезображено ранами, что его просто не узнали. Те, кто боготворил его, и те, которые видят в любом событии нечто сверхъестественное, долгое время верили, что он не пал в битве, а, раздавленный стыдом за поражение и скорбью по многочисленным погибшим христианам, отправился в паломничество в Иерусалим. Они ждали, что он, испол­нив епитимью, искупит грех, который ему пришлось взять на себя из-за избытка отваги, вернется и станет опять править страной.

Но гранды обоих королевств не были ослеплены иллюзиями. Чтобы помешать военным орденам предъявить свои претензии, они решили как можно скорее избрать нового монарха. Для этого в Наварре и Арагоне было проведено несколько ассамблей, однако представители двух государств так и не смогли ни о чем договориться, каждое отстаивало своего кандидата. Спор как таковой, а также естественная подозрительность двух соседствующих народов разрушили союз, просуществовавший почти шестьдесят лет. Государства разделились, и Наварра выбрала себе в монархи дона Рамиро, потомка своих древних королей, а Арагон предложил корону принцу с таким же именем [В Наварре королем избрали Гарсия Рамиреса (ум. 1150), а в Арагоне избрали Рамн ро II (1075-1157), брата короля Альфонсо.], брату великого Альфонсо. Грандов не остановило то, что тот был священником и примерно за сорок лет до этого стал монахом аббатства святого Понса Томьерского в Лангендоке, потом — аббатом в Саагуне, а затем был даже избран епископом Бургоса, Пампелуны и Барбастро.

Получив от Иннокентия II освобождение от обета, этот принц женился на Агнессе, сестре Гийома, графа Пуатье, и Раймонда, князя Антиохии. В этом браке у него родилась дочь, которую назвали Петрониллой. Королева, мать принцессы, вскоре умерла, и король — монах, священник и семейный человек [Ему, как королю, супругу и священнику, требовалось, как мы полагаем, добиться согласия римского понтифика на вступление в брак с Агнесой, [дочерью] Вильгельма, князя Пуатье и Аквитании. Mariana, lib. 10, ch. 15, p. 512.] одновременно, — не обнаружив у себя качеств, необходимых для монарха, и мучимый угрызениями совести, решил вернуться в монастырь. Он заключил договор с Раймондом Беренгарием [Раймонд Беренгарий IV (1114-1162), граф Барселоны, Осоны, Жироны и Сердани (с 1131), принц регент Арагона и граф Рибаргосы (с 1137), граф-регент Прованса (1144-1157), маркиз Тортосы (с 1148), маркиз Лериды (с 1149).], графом Барселонским, сыном того самого тамплиера, о котором мы говорили выше, о том, что тот женится на его дочери, когда та станет взрослой. Во исполне­ние договора Рамиро тут же передал ему управление королевством, а Раймонд Беренгарий сразу же приступил к своим обязанностям в титуле принца Арагонского.

Весть о том, что народы обоих государств нарушили последнюю волю Альфонсо, дошла до Палестины [Ибо патриаршая церковь, что находится у Гроба Господнего под горой Кальварней, имеет каноников, живущих по уставу св. Августина; над ними стоит приор, которому вместе с названными канониками принадлежит право избрания патриарха, ибо последний по сути является аббатом этой церкви. Jacob Vitri Hist. Herosol, ch. 58, p. 1098.], до патриарха Иерусалимского, главы каноников храма Гроба Господня. Чтобы решить столь серьезную проблему, главы обоих военных орденов провели несколько совещаний с высшими иерархами обоих домов. Было решено отправить в Испанию представителей и потребовать исполнения воли пос­леднего короля или хотя бы заключить договор о правилах преемственности, учитывающих интересы орденов.

Раймонд Дюпюи принимал участие в переговорах. Он с готовностью принял возложенное на него поручение и отправился в Испанию в обществе нескольких заслуженных госпитальеров, избранных советом специально для этой задачи. Патриарх Иерусалимский Иоанн и тамплиеры тоже назначили своего представителя. Делегация успешно добралась до Испании, но там столкнулась с непреодолимыми трудностями.

Знать Наварры и Арагона уже выбрала себе монархов в ущерб воле короля Альфонсо. Когда послы Святой Земли прибыли в Испанию, принцы уже восседали на тронах, и было маловероятно, что они по собственному желанию отдадут бразды правления иностранцам. Переговоры все же начались, однако справедливые требования, не подкрепленные силой, редко рассматриваются со всей тщательностью. Послам предложили внести кое-какие поправки — если вообще такие поправки были возможны, — но дальше этого переговоры не пошли. Ежедневно представителей орденов загоняли в лабиринт бессмысленных поправок, которым не было конца. Переговоры зашли в тупик. Наконец король Наварры решил сбросить маску и заявил, что предыдущий король не имел права распоряжаться короной в ущерб законным наследникам, а в случае отсутствия наследника, народ имеет право сам избрать себе монарха. Это заявление лишило послов надежды на заключение договора. Раймонд, граф Барселоны и принц Арагонский, вел себя более великодушно и решил хотя бы в чем-то соблюсти справедливость.

Было решено, что если сам граф и юная королева Петронилла, на которой он должен был жениться, умрут и не оставят после себя наследника, корона Арагона перейдет военным орденам и каноникам храма Гроба Господня; что обе стороны должны иметь определенное количество вассалов в местностях, которые впоследствии должны быть освобождены от мавров; что эти вассалы должны будут служить в армии и следовать за военными братьями Испании, если те пойдут войной на неверных.

Кроме того, послам были переданы некоторые земельные владения и замки, способные вместить большое количество рыцарей. К владениям и замкам была добавлена десятая часть таможенных сборов и налогов, собираемых в королевстве, и пятая часть контрибуций с территорий мавров. Договорились также, что короли Арагона никогда не пойдут на мир с неверными, не предупредив об этом патриарха Иерусалимского и оба ордена. Соглашение было подписано и ратифицировано в сентябре 1141 года, а впоследствии его одобрили папа Адриан IV и король Иерусалима Фульк.

Аббат Верто. «История Мальлтийских рыцарей». Москва, «Русская панормама», 2014