Эмо де Усселе

Эмо де Усселе [Hemo de Usellet]

И было еще одно письмо Папы, предназначавшееся сеньору Сура (il signor de Sur), направленное против людей и имущества все тех же тамплиеров. Во исполнение чего сеньор Сура отправил в Лимассол, где находились маршал Храма и другие рыцари этого ордена, сеньора Балиана де Ибелин (Balian de Iblin), князя Галилейского.

И тот, приехав, сказал упомянутому маршалу, что сеньор Сура, к своему великому огорчению, видел письмо, которое написал ему Папа, и что должен он конфисковать все движимое имущество, а также – все доходы и земельные наделы тамплиеров, и наложить на все свою печать, другую же печать должны наложить сами тамплиеры; и вместе с тем должны были быть арестованы и люди тамплиеров вплоть до нового высокого указа Его Святейшества. Однако, собравшись выполнить должным образом упомянутый апостольский приказ, приехал туда упомянутый князь, дабы отнять их оружие и лошадей; люди же их должны были прийти в Никосию, в выделенное для этого архиепископом место, где им предлагалось с честью отдать все имущество; и дал он им понять, что в случае уклонения или неповиновения готов он был воздействовать всеми возможными способами, дабы заставить их повиноваться, и просил у них прощения и сокрушался, как друг. Маршал, которым был Эмо де Уселле (Hemo de Usellet), и все остальные братья, посовещавшись между собой, ответили ему так:
«Я, маршал Храма, и вместе со мной все братья, весьма удивлены тем, что сеньор Сура послал сказать, что мы должны сдать наше оружие и лошадей, и к тому же угрожает нам, если мы ему не подчинимся; а ведь знает он – а с ним и все бароны Кипрского королевства – что мы их преданно любили; и знает, сколько раз предоставляли мы людей и все наше состояние, дабы поддержать его против тех, кто притеснял его; и настоящее правительство – ведь это мы в бoльшей степени содержали его по поручению Папы, а также королей и князей всего мира. И эта услуга стала сильнейшей причиной упадка нашего ордена, из-за которой пострадали многочисленные храбрые мужи дома Храма во Франции. Теперь же мы скажем им без обиняков, что наше оружие и лошадей наших мы не отдадим живыми; пусть пошлет он [людей], чтобы конфисковали и взяли на хранение поместья и доходы наши, согласно реквизиции апостольской; довольны мы тем, что наложит он свою печать на казну нашу, а мы наложим свою, но да произойдет это там, где будем мы. Что же касается людей наших [Здесь ссылка на разночтение в грамматике: в данном издании al, а в Парижском at.], пусть выберет он одно из наших поместий в этом королевстве, и мы соберемся там; и будем под стражей тех рыцарей и прочих, которых он назначит, вплоть до нового приказа господина апостола [Папы], и то, что случится со всеми остальными [членами] дома Храма, теми, что за морем, да случится и с нами. И просим мы его, умоляя как господина, которому помогали мы в нуждах его, чтобы не пожелал он более того, что мы ему предлагаем, ибо в противном случае мы все еще предпочтем скорее умереть, чем сделать более того, что мы сказали. И если сеньор Сура пожелает удостовериться в жизни нашей, мы просим его провести расследование со всевозможным усердием, потому как – уверены мы – обнаружит он, что твердо придерживаемся мы святой католической веры, и выполняем [В парижском издании: придерживаемся] все то, что заповедует мать святая римская церковь, и, следовательно, мы – добрые христиане, как и многие другие в мире».

Chronique de l’Ile de Chypre, par FLORIO BUSTRON,
publiee par M.Rene de Mas Latrie,Chef deBureau au Ministere del’Instruction Publique. Paris, Imprimerie Nationale, M DCCC LXXXVI
Перевод со староитальянского Светланы Блейзизен.