Беглые Тамплиеры и Тамплиеры-ренегаты

Беглые Тамплиеры и Тамплиеры-ренегаты

В этой статье я буду рассматривать проблему отступничества перед, во время и после процесса над тамплиерами, рассмотрев две отличных друг от друга формы отступничества и предписания статутов ордена касательно этого вопроса. Также я приведу примеры, дабы сравнить теорию и практику.

Во время расследований по делу тамплиеров многие из них предстали перед инквизиторами без бороды или одеяния, присущих ордену, то есть без всяких следов принадлежности к ордену тамплиеров [PT, vol. 1, pp. 187-93; cf. Malcolm Barber, The Trial of the Templars, 2nd edn (Cambridge 2006), pp. 146-7.]. Большинство из них уже примирились с церковью на поместных соборах и получили отпущение грехов от епископов [К примеру, PT, vol. 2, pp. 1,33,63, 144, 147, 157, 159; Le procès des Templiers d’Auvergne (1309-1311): Edition de l’interrogatoire de juin 1309, ed. Roger Sève and Anne-Marie Chagny-Sève (Paris, 1986), pp. 69sqq.], что означало, что они отчуждали себя от бывшего ордена и отрекались от еретических заблуждений, в которых обвинялись тамплиеры. Этих людей нельзя назвать беглецами или ренегатами в полном смысле, так как они скорее были уведены из ордена, чем сами стали отступниками. Кроме того, по той причине, что они действовали по требованию церковных властей, их заверили в том, что им не следовало бояться нежелательных последствий их отступничества от своего ордена. Была и другая группа, у которой было мало причин опасаться последствий своего побега, хотя они и были самыми настоящими беглецами. Некоторые тамплиеры бежали, так как они боялись предстоящего суда [PT, vol. 1, p. 412; vol. 2, pp. 263, 265, 267: PUT, vol. 2, p.75; cf. Barber, Trial, p. 46.]. Многие свидетели из тамплиеров на заседаниях по делу говорили о других братьях ордена, которые бежали дабы спастись от ареста [PT, vol. 1, pp. 200, 412, 509: vol. 2, pp. 1, 33, 144, 147, 157, 159, 241, 265, 266; PUT, vol. 2, pp. 337-9.]. Позднее папа приказал им явиться на поместные соборы для примирения с церковью [Pope Clement V, Considérantes dudum (May 1312), Reg. Clem. V, no. 8784; см. также Joseph Alberigo, Conciliorum oecumenicorum décréta, 3rd edn (Bologna, 1973), pp. 347-9; шесть лет спустя его преемник Иоанн XXII дал подобный приказ тем тамплиерам, которые не вернулись к монашеской жизни: EUT, pp. 293 (Urkundliche Beilagen, no. 21).]. Другой группой были те тамплиеры, явившиеся к инквизиторам с просьбой позволить им покинуть орден в это время. Некоторые утверждали, что тотчас же вернутся к мирской жизни [Aymo de Pratini: PT, V01. 1, pp. 138f9; cf. Barber, Trial, p. 135; Jean de Primeyo, cf. Barber, Trial, p. 131.]. Совершенно ясно, что они сочли процесс подходящей возможностью покинуть орден, избежав наказания. Другие же сильнее придерживались правил ордена и просили разрешения вступить в другой религиозный орден, дабы там спасать свои души [Nicolas de Bonce1o:PT, volA 1, p. 83; cf. Barber, Trial, p. 131.], что не противоречило орденским статутам, по которым дозволялось братьям тамплиерам в исключительных обстоятельствах покинуть орден в том случае, если уходящий вступит в более строгий орден [Более подробное рассуждение о том, что значит “более строгий”, см. Alan Forey, ‘Desertions and Transfers from Military Orders (Twelfth to Early-Fourteenth Centuries)’, Traditio, 60 (2005), 143-200, here 147-161.].

Однако отступники не были явлением, возникшим в результате именно процесса, и оно не было особенностью ордена тамплиеров [Cf. Francis Donald Logan, Runaway Religious in Medieval England (Cambridge, 1996); Albert Joseph Riessner, Apostates and Fugitives from Religious Institutes (Washington D.C., 1942); о воинствующих орденах см. Forey, ‘Desertions and Transfers’, passim.]. Клятвы, данные монахами и нищенствующими братьями, при вступлении в орден связывали их на всю жизнь. Учитывая, что уход в монастырь зачастую не был результатом обдуманного решения, а скорее последствием давления извне, к примеру, в семье, неудивительно, что многие монахи или нищенствующие братья не находили иного способа уклониться от пожизненных уз как сбежать [Forey, ‘Desertions and Transfers’, 161sqq., описывает недостаток призвания и нарушение клятв среди отступников.]. Один пример из расследования среди тамплиеров показывает все сложности выхода из ордена. Брат Аймерик Камбеллани хотел покинуть орден и вступить в другой, но он не мог этого сделать, так как семья вынудила его остаться среди тамплиеров [UT, vol. 2, p. 45: Interrogatus quare non exivit, dixit super animam suam, quod nescit, quia erat ita turbatus, et multotiens rogavit consangineos suos, nobiles homines, quia ipse nobilis est, quod transferrent eum ad aliam religionem, sed ipsi nolebant facere.].

С другой стороны, мы находим примеры тамплиеров, которые получили разрешение (или даже приказ) покинуть орден и вступить в другой с более суровым уставом и спасать свои души там. Так случилось с одним рыцарем тамплиером во времена папы Бонифация VIII. Однако этот тамплиер, арагонец по имени Педро де Санчо, не желал покидать своего ордена. Хотя его исключили из-за злоупотребления своим положением, он успешно обжаловал это решение, и папа обязал орден принять его обратно [PT, vol. l , p . 170.].

Побег из собственного ордена был распространенным пороком в средневековом монашеском мире. Это становится очевидным, если обратиться к тамплиерам и рассмотреть папские послания XII века, приказывающие прелатам оказывать поддержку тамплиерским властям в поимке ренегатов [Papsturkundenfur Templer und Johannitei; Vorarbeiten zum Oriens Pontificius I, Archivberichte und Texte, ed. Rudolf Hiestand (Gôttingen, 1972), no. 15 (March 1151), pp. 221-2; ibid., no. 191 (February 1186/7). p. 375; no. 209 (February 1189), p. 387; no. 211 (February 1189), p. 388.]. Члены религиозных орденов, незаконным образом покидающие свое место, совершали тяжкое преступление против церковных законов [Corpus iuris canonici, ed. Emil Friedberg (Leipzig, 1879), part I, dist. 50, c. 69 (vol. 1, col. 203); part 2, causa 16, qu. 17 (vol. 1, col. 765), causa 27, qu. 1 (vol. 1, col.1047), qu. 18 (vol. 1, col. 1053-4), qu. 19 (vol. 1, col. 1054).]. В начале XIII века папа Иннокентий III запретил монашеству покидать свой орден и исключил возможность папского соизволения, которое было допущено папой Евгением III. Вместо этого Иннокентий III предоставил возможность transitus [cf. Logan, Runaway Religious, pp. 4 2 — 3 .]. Эти папские постановления были приведены в исполнение тамплиерами, хотя папа Евгений III специально для тамплиеров постановил, что ни один, вступивший однажды в орден и принявший его правила, не мог его покинуть, ни чтобы вернуться к мирской жизни, ни чтобы перейти в другой орден из-за первоначального призвания тамплиеров, как защитников Святой Земли [Hiestand, Papsturkunden, no. 15: nullatemts sibi de cetero liceat sub obtentu maioris sive minoris religionis ad alia loca transire vel alium habitum suscipere. Cum enim ipsi defendant orientalem ecclesiam et paganaorum sevitiam reprimendam relictis pompis secularibus in Die sint servitio mancipati, si transeundi ad alia loca et sumptum habitum reliquendi daretur eis licencia, magnum ecclesie Die posset exinde contingere detrimentum.]. Но это было в 1151 году — время было другое.

Как и в любой другой общине, живущей по религиозным правилам, тамплиерам было запрещено покидать орден, однажды вступив в него [Cf. ChiistianVogel, Das Recht der Templer: Ausgewählte Aspekte des Templerrechts unter besonderer Beriicksichtigung der Statutenhandschriften aus Paris, Rom, Baltimore und Barcelona (Munster 2007), pp. 216sqq.]. Разрешено было покидать орден лишь в исключительных случаях и лишь с соизволения вышестоящих братьев, которые по своему положению имели право отпускать его членов с согласия капитула [Cf. Logan, Runaway Religious, pp. 4 2 — 3 ; for the Templars: RT, art. 429; Judiе Upton-Ward, ed., The Catalan Rule of the Templars: A Critical Edition and English Translation from Barcelona, Archivo de la Corona de Aragon, Cartas Reaies, MS 3344 (Woodbridge 2003), section 11.]. Без такового разрешения беглецу или пойманному отступнику запрещалось носить одеяние ордена один год и один день. Другим возможным способом для выхода из ордена было исключение из него. Исключение было приговором за такие преступления как ересь, убийство, кража и содомия [Различные списки см. в статутах: RT, arts 224-32, 417-430; Upton-Ward, Catalan Rule, sections 73-83.].

Но каким бы образом бывший член ни покинул орден, ему предписывалось в течение 40 дней вступить в другой орден более строгих правил [RT, art. 429: quar en toute relegion plus étroite puet entrer por sauver s’arme;Upton-Ward, Catalan Rule, section 9: hom li det doner congé de aler salver sa arma en altra religiо … ço est a entendre a l’ordre de Sent Agusti o de Sent Benedet. Все религиозные ордены см. Logan, Runaway Religious, pp. 43-4.]. В противном случае тамплиеры ловили его и приговаривали к пожизненному заключению [RT, art. 437: et sachiés que tout frere a qui l`on done congié de notre maison se doit rendre au plus tost que il porra en autre religion et en plus estrete. Et se doit faire en toutes manieres, se il puet, dedens XL jors, et se il ne se voloit rendre, et li frere le puent trover, il le doivent prendre et metre le en fers.], иначе орден потерял бы свое положение в обществе из-за ненадлежащего поведения его бывших членов. В зависимости от злодеяния пожизненное заключение могло следовать за исключением из ордена [RT, art. 267; Upton-Ward, Catalan Rule, section 120; cf. Vogel, Das Recht der Templer, p. 150.]. Тем не менее, не похоже, чтобы эта мера применялась со всей строгостью, так как из статутов видно, что были такие братья, которые, навлекая на себя обвинения в том, что они явно не совершали, таким образом, стремились к исключению из ордена [RT, arts 238, 595; Upton-Ward, Catalan Rule, section 90; cf. Vogel, Das Recht der Templer, p. 199.].

Если тамплиеры отпускали брата из ордена, ушел ли он с позволения или был исключен, он обратно не принимался [RT, art. 474; Upton-Ward, Catalan Rule, section 38]. Так было и с бывшим членами ордена госпитальеров и других военных орденов. Тамплиеры и госпитальеры пришли к взаимному соглашению касательно своих бывших членов. Оба ордена обязывались не принимать бывших членов другого ордена [RT, art. 429: fors que en la relegion de l`Hospital de saint Johan, douquel fu establi en tel manière, par acort des frères dou Temple et de ceaus de l’Ospital, que ja nus frere qui issist de l’Ospital ne venist au Temple en manière qu ‘il preist l’abit de lor maison; cf. Vogel, Das Recht der Templer, pp. 61-2.].

Но, несмотря на это, существуют примеры тамплиеров, которые, покинув свой орден, были приняты в орден госпитальеров [PT, vol. 1, p. 187. In PT, vol.l, p. 647 некий брат Юлиан просил госпитальеров его принять, но он позднее вступил в орден премонстрантов. PT, vol.l p.140 есть намеки о переходе к госпитальерам: Appar ensipour li frere qui ont esté deu dit ordre tresportés en autre, c ‘est à savoir en l’Ospital et en l’ordre de sans Lorens.]. Даже в статутах упоминаются тамплиеры, перешедшие в госпитальеры, в данном случае явно без разрешения старших. Статуты рассматривают случаи неразрешенного ухода из ордена без намерения вернуться и указывают на орден госпитальеров, как на то место, куда устремлялись беглецы [Upton-Ward, Catalan Rule, section 114: si ffrere pasa la porta per entenciô de laxer la maisô, & puis se’n repent, horn liporia aler a l’àbit. Si il va a l’Ospital o altre loc fora la maisô, l’àbit est en la volenti deus ffreres. Смотри также 147; RT, arts 261, 602; art. 261 : se frere passe la porte par entention de laissier la maison, et puis se repent, om li porroit aller a I ‘obit ; e se il va a l`Оspital, ou en autre luec fors de la maison, l ‘abit est en la volente des frères ou dou prendre ou dou laissier.]. Один из примеров относится к брату, покинувшему орден, и ушедшего в замок, находящийся в ведомстве тевтонских рыцарей [RT, art. 570; Upton-Ward, Catalan Rule, section 162.], в дргом примере идет речь о брате, покинувшего орденский дом тамплиеров в Тортосе (современный Тартус в Сирии) и перешедшего в дом госпитальеров. Его наказание было смягчено тем обстоятельством, что он покаялся и в тот же день вернулся обратно [Upton-Ward, Catalan Rule, section 182.]. Брат, перешедший в замок госпитальеров Крак (современный Крак-де-Шевалье) был исключен из ордена, так как, покидая орденский дом, он забрал с собой амуницию и потерял меч [RT, art. 582; Upton-Ward, Catalan Rule, section 157.].

Вернемся же теперь к последствиям неразрешенного ухода из ордена. Статуты тамплиеров с точностью урегулировали последствия несанкционированного ухода из орденского дома. Эти статуты включают в себя не только случаи побега, то есть когда тамплиер уходил из ордена с намерением покинуть его навсегда, но также и те случаи, когда брат покидал дом лишь на какой-то срок. Наказания, предписанные в статутах, варьируются в зависимости от длительности отсутствия[Cf. Vogel, Das Recht der Templer, pp. 216-8.]. Более того, наказание было строже, если беглец забирал с собой какое-то имущество, которое нельзя было брать с собой [RT, arts 561, 621; Upton-Ward, Catalan Rule, sections 115, 156.]. Это тщательно проверялось. Когда отсутствие было замечено, то aumosnier (т.е. лицо отвечающее за имущество и раздачу милостыни ) записывал все, что беглец оставил в доме [RT, art. 491.]. Это был один из трех проступков, которые могли повлечь за собой исключение из ордена. Остальные два были бегство к сарацинам [RT, arts 422, 603; Upton-Ward, Catalan Rule, section 198.] и отсутствие в ордене более чем на две ночи при том, что храмовник был в орденском одеянии [RT arts 426, 558: в одеянии; art. 262: две ночи вне ордена.]. В иных случаях временное неразрешенное отсутствие из ордена влекло за собой наказания вплоть до потери одеяния на год и один день. Если же брат выкидывал свое одеяние, то это рассматривалось как своего рода символичный побег из ордена и влекло за собой потерю права его ношения [RT, arts 263, 463; Upton-Ward, Catalan Rule, section 116; религиозные ордена в целом, cf. Logan, Runaway Religious, pp. 25-6.]. Даже одна только просьба о разрешении покинуть орден считалась недостойным поступком и, следовательно, имела свои последствия. Тамплиер, попросивший дозволения уйти, впредь не допускался до принятия участия в выборах великого магистра или до несения знамени [RT, art. 631 ; cf. Vogel, Das Recht der Templer, p. 199.]. Но только серьезные проступки наказывались исключением. В противном случае брату могли предложить попросить позволения уйти, но его не могли заставить [Upton-Ward, Catalan Rule, section 11.].

В статутах тамплиеров встречаются примеры беглецов. Наихудшей формой побега для воинствующего ордена был, конечно, не бегство от врага, а бегство с намерением перебежать к врагу [Cf. Forey, ‘Desertions and Transfers’, 167sqq. Форей толкует этот род побега скорее как недовольство воинствующим орденом чем отступлением от веры.]. Так поступил Жорж Ле Массон. Он покинул орденский дом в Акре (современный Акко) и перешел к сарацинам. Но тамплиеры сумели поймать дезертира, который носил мирскую одежду под своим обычным одеянием, и посадить его в тюрьму [RT, art. 603; Upton-Ward, Catalan Rule, section 198.]. Предательство, совершенное в 1268 году, имело серьезные последствия. Неизвестный тамплиер пришел к сарацинскому султану Бейбарсу, забрав с собой ключи от замка Гастон (современный Баграс). Этот поступок способствовало поражению его бывших товарищей [Upton-Ward, Catalan Rule, section 180.].

Самыми безобидными были те случаи, когда беглец пытался уклониться от жизни в целомудрии в соответствии с правилами из-за женщины. Некий Понс де Гюзан покинул тамплиерский дом в Провансе и женился. После смерти своей жены он решил вернуться в орден [Upton-Ward, Catalan Rule, section 183.]. Он прикрывался обычной в этих случаях отговоркой [Cf. Logan, Runaway Religious, pp. 16-18.], утверждая, что до этого его приняли в орден не в соответствии с правилами, так что его уход не был незаконным. Мы знаем о подобных случаях из расследований перед процессом. Жак де Труа и Жан ле Бергонон покинули орден в 1306 году, оба имели целью жить с женами [PT, vol. 1, pp. 253-5; cf. Barber, Trial, p. 150 and PT, vol. 1, p. 76; cf. Barber, p. 131.]. Также нам известно о другом брате, Андреасе Арманни из Монтеодоризьо, который был принят в орден с позволения жены, но позднее передумал и покинул орден [The Trial of the Templars in the Papal State and the Abruzzi, ed. Anne GilmourBryson, (Vatican City, 1982), p. 39, pp. 145-55.]. Мы не знаем, вернулся ил он к своей жене. Джованни де Плантароза также был женат, когда вступил в орден. Но он скрыл это при вступлении. В 1250е годы он покинул орден на востоке и вернулся к своей жене в южной Италии. После ее смерти он вновь хотел вступить в орден, но он был исключен не из-за отступничества, а из-за того, что скрыл свой брак, когда его приняли в орден. Следует отметить, что в данном случае возник спор среди братьев капитула. Похоже, что некоторые братья не поверили Джованни и предполагали, что он солгал, чтобы покинуть орденский дом [Upton-Ward, Catalan Rule, section 178.]. Как упоминалось раньше, женитьба делала принятие в орден недействительным, что было распространенной отговоркой для ухода из ордена.

Есть и другие примеры беглецов, которые хотели вернуться к мирской жизни из-за женщины или потому, что не были удовлетворены жизнью в религиозном ордене. Свидетель на следствии перед процессом, Стефан из Труа, избежал наказания, но с небольшим успехом. Он был пойман тамплиерами после шести лет служения феодалу. Ему повезло, так как мать заплатила за его освобождение, и Тамплиеры отпустили его [PUT, vol. 2, p. 336: exivit ordinem et stetit in seculo per sex annos cum comite Britannie usque ad mortem ipsius. Tamen cum quadam vice visitaret matrem suam, ceperunt et tenuerunt eum captum per Vseptimanas, donee mater sua redemit eum de ducentis libris, pacto, quod secure deinceps remaneret cum matre et ex toto stetit secure ab ordine; cf. Barber, Trial, pp. 99-100.]. Эта весьма необычная процедура явно была противозаконной, но, очевидно, возможной. Причина побега в источниках не указана, что соответствует утверждениям двух других свидетелей в следствии, которые также не знали причин побегов из ордена, которых, по их словам, было много [PT, vol. 1, pp. 192, 200; cf. Barber, Trial, pp. 146 — 7.].

Но мы также можем найти и пример обычной отлучки. Тамплиер по имени Адам де Валенкур покинул тамплиеров с разрешения и перешел к картезианцам. Позднее он вернулся к тамплиерам, что было невозможно, по крайней мере, если верить статутам. У него явно были влиятельные родственники, которые поддерживали его, и его приняли обратно, но он был наказан за свой уход: он не носил орденского одеяния год и один день [PT, vol. 1, p. 204; cf. Barber, Trial, p. 149. Адам сам был представителем nobilis miles (лат. благородных воинов), и его семья присутствовала на церемонии принятия его в орден: presentibus pluribus nobilibus, consanguineis et amicis suis (лат. “присутствующие многие благородные, единокровные и друзья его”) (PT, vol. 1, p. 204).]. То есть применили то же наказание, что и при неразрешенном уходе. Как мы подчеркивали выше, невозможно было брату вернуться в орден после того, как он покинул его с разрешения. Но мы только что узнали о других примерах, в которых есть разница между теорией, изложенной в статутах, и реальностью, например, случай с вышеупомянутым братом, мать которого заплатила за его свободу, или случаи долгого отсутствия, длящегося несколько лет.

Были часто случаи, когда брат покидал орден и женился, что было не только отступничеством, но и преступлением против обета целомудрия. Несмотря на это, эти братья принимались обратно и несли наказание лишь год и один день, в то время как статуты требовали выгонять из ордена за отсутствие больше чем в две ночи, по крайней мере тогда, когда брат сохранял одеяние во время своего отсутствия в ордене.

Теперь давайте рассмотрим мотивы беглецов при уходе из ордена. Папа Григорий IX жаловался, что зачастую в военные ордена вступали преступники [Les registres de Grégoire IX, ed. Lucien Auvray et. al. (Paris 1896-1955), vol. 2, p. 916, no. 4148.]. Некоторые свидетели на процессе утверждали, что тамплиеры принимали лиц, занимаясь симонией (продажа должностей), а также отлученных от церкви людей за деньги, которые те платили [PT, vol. 1, pp. 36-9; cf. Barber, Trial, pp. 127-8.].

Насильное принятие в орден был намного худшим преступлением. Мы узнаем о рыцарях-тамплиерах набирающих новых членов увещеваниями. Свидетель не из числа тамплиеров на следствии рассказал, что за 25 лет до этого его дядя, бывший тамплиером, приехал вместе с другим рыцарем-тамплиером из Арагона и убедил многих вступить в орден, хотя они не очень хотели становиться тамплиерами [PT, vol. 1, p. 176. О мотивах беглецов см. Forey, ‘Desertions and Transfers’, 161sqq.]. По причине такого состава братства неудивительно, что некоторые тамплиеры не могли жить согласно идеалам религиозного ордена. В Испании, к примеру, случилось так, что весь состав некоторых орденских домов отказывался подчиняться своим властям и сбегал из ордена в своеобразном коллективном побеге. Мы узнаем об этом из папского послания за 1286 год епископу Леонскому с наставлением принять меры по отношению к тамплиерам-мятежникам [EUT, pp. 94, 291-2 (Beilagen); Les registres de Boniface VIII, ed. Georges Digard et al. (Paris 1907-39), p. 170, no. 490.]. Самый знаменитый пример беглеца — это Рожер де Флор. После падения Акры в мае 1291 года ему пришлось бежать, так как он был обвинен в растрачивании имущества ордена. В дальнейшем он был пиратом на Средиземном море и несколько лет служил королю Федерико III Сицилийскому. Но после Кальтабеллотского договора в 1302 году папа потребовал, чтобы Рожер был передан ему, так что последний уехал служить Византийскому императору Андронику II [О Рожере да Флор см. David Agusti, Los almogàvares: La expansion mediterrânea de la Corona de Aragon (Madrid, 2004). Основным источником жизнеописания этого знаменитого тамплиера служит хроника Рамона Мунтанера. in Les quatre grans crôniques, ed. Ferran Soldevila, 2nd edn (Barcelona, 1983). pp. 665-1000. Некоторые письма Рожера де Флор предоставляют доказательство его пиратской карьеры в западном Средиземноморье: Diplomatari de l’Orient Català (1301-1409): Collecciô de documents per a la histôria de l’expediciô catalana a Orient i els ducats d’Atenes i neopàtria, ed. Antoni Rubio i Lluch (Barcelona, 2001), nos 2-7. О службе Рожера у Византийского исператора см. Pachymeres, books 11 and 12, in La version brève des relations historiques de Georges Pachymérès (Paris, 2002), ed. Albert Failler, vol. 2.].

По прошествии процесса и после роспуска ордена ситуация не улучшилась. Хотя не следует ожидать увидеть беглецов, так как ордена более не существовало, тем не менее оставались бывшие тамплиеры, становившиеся причиной скандалов. Некто Беренгар де Пулкронис продолжал жить на бывших владениях тамплиеров в Арагоне; Арагонского короля особенно раздражало то, что он проводил там мирскую жизнь вместе с женщиной [EUT, p. 316, no. 9 (Urkundliche Beilagen IV)]. Для многих тамплиеров до него это было бы мотивом ухода из ордена, но Беренгар теперь мог жить на бывших владениях тамплиеров, пользуясь доходом с них, не имея необходимость покидать орден. Можно назвать и другие примеры в Арагоне: Мартен де Фригола стал преступником, а Бернар де Фонтес, используя связи, стал служить мусульманскому правителю Туниса [Cf. Barber, Trial, p. 239: PUT, vol. 1, p. 383 and vol. 2, pp. 226-7.].

Хотя орден уже не существовал, эти последние примеры следует рассматривать, как ренегатов, потому что роспуск ордена не означал освобождения от обетов, данных при вступлении в орден, так как они связывали человека на всю жизнь [ EUT, p. 293-4, no. 21 (Urkundliche Beilagen II): quod per professionem, quam ingressu dicti ordinis emiserunt, ad continentiam et alia religionis substantialia sic se perpetuo obliganmt, quod post sublationem dicti ordinis factam in generali concilio Viennensi nequaquam fuerunt a votorum observantia absoluti.]. Проблема ренегатства возросла с роспуском ордена, так как внутренняя исполнительная власть рухнула. До процесса именно наставники отправляли братьев на преследование и поимку беглеца [PT, vol. 1, p. 218: quod incarcerati fuissent si qui exivissent dictum ordinem et capti [sic]potuissent ab eis. See also RT, art. 603; Upton-Ward, Catalan Rule, section 198, similar: section 181.]. Но после процесса такая процедура стала невыполнимой; так как ордена уже не существовало, не было и преследования со стороны орденских властей. В случае Беренгара де Пулкрониса, который все еще жил на владениях тамплиеров, преследование даже не было необходимым. Более того, уже не существовало внутренне орденской юрисдикции, которая обеспечила бы исполнение обетов.

Тем не менее, статус тамплиеров не был прояснен в процедуре роспуска. Владения были переданы госпитальерам папой Клиентом V, который постановил, что все беглецы должны были явиться перед поместными (местными) соборами в течение года, но предоставил решать проблему бывших тамплиеров своему преемнику [Alberigo, Conciliorum Oecumenicorum décréta, pp. 347-9.]. Иоанн XXII повелел тамплиерам возвратиться в места своего служения [Guillaume Mollat, Jean XXII (1316-1334), Lettres communes (Paris 1904), vol. 1, pp. 429-30, no. 4670.]. Обычно тамплиерам давалась часть доходов с владений ордена, а потом предополагалось, что они уйдут в какой-нибудь монастырь. Но папа специально упомянул и о тамплиерах, которые женились и жили мирской жизнью, что доказывает, что это были не редкие случаи [EUT, p. 293, no. 21 (Urkundliche Beilagen II), John XXII (17 December 1318): Sane ad audientiam apostolatus nostri pervenit, quod nonnullis fratres ordinis quondam militie Templi Iherosolimitani post sublationem ordinis memorati inconsulto mentis affectu… divinum retorquentes vestes presumunt induere laycales seque gerunt pro laycis …Quidam eciam eorundem se amplius mundi voluptatibus inmergentes de facto matrimonia contrahunt, que potius contubernia did debent, et publiée ducunt uxores; PUT, vol. 1, pp. 384-5.]. В своей статье о бывших тамплиерах в Англии Алан Фори заметил, что, скорее всего определенная часть тамплиеров жила на свободе после процесса благодаря защите друзей или семьи [Alan Forey, ‘Ex-Templars in England’, Journal of Ecclesiastical History, 53 (2002), 18-37, here 36.].

Примеры долгого отсутствия в ордене, упомянутые выше, говорят о том, что ордену было нелегко поймать беглецов, хотя статуты дают несколько таких примеров. Жоржа Ле Массон поймали братья тамплиеры, посланные наставником [RT, art. 603; Upton-Ward, Catalan Rule, section 198.]. Брат из Прованса, о котором мы читаем в каталонской версии орденских статутов, также был пойман, но сумел вновь бежать, так как поймавшие его забыли запереть дверь его спальни [Upton-Ward, Catalan Rule, section 181.]. Обычно требовалась помощь от церковных и светских властей [Cf. Forey, ‘Desertions and Transfers’, 188-90.].

И, наконец, мы видим, что, даже если преследование увенчалось успехом, не всегда поступали по предписанию статутов. Нам будет легче объяснить такое различие между законами и реальностью, если учтем, что статуты не были широко-распространенной книгой уставов, но собранием законов и обычаев ордена с комментариями и примерами. Следует признать и другую причину, а вернее поддержку беглецов светскими или церковными властями. Я не буду рассматривать эти моменты, так как Алан Фори уже детально разобрал эти вопросы [Forey, ‘Desertions and Transfers’, 200.]. Вместо этого следует добавить еще одну причину отличия идеала, показанного в статутах, от практики, если рассмотрим правовую систему ордена. Уставы и решения ордена передавались его членам в основном в устной форме [Cf. Vogel, Das Recht der Templer, pp. 125sqq., 143sqq.]. В случае появления какого-то нового, нерассмотренного в уставе случая, следовало обращаться к генеральному капитулу [RT, art. 527.]. Но, если капитул не собирался, нельзя было гарантировать, чтобы орденское правосудие было едино повсюду. Пример из Каталонского устава повествует о местном наставнике во Франции по имени Ги де Базанвиль, который не знал, как рассудить некий случай. Он отправился на генеральный капитул, на восток, дабы получить совет [Upton-Ward, Catalan Rule, section 176.]. Кроме того, разные мнения о том, как разрешить какой-то случай, порой возникали на собраниях капитула [Например Upton-Ward, Catalan Rule, section 174.]. В заключение, мы должны учесть, что законы и обычаи тамплиеров зачастую приспосабливали под обстоятельства, что может служить причиной различия между законом и реальностью.

ПРИМЕЧАНИЯ
EUT Hans Prutz, Entwicklung und Untergang des Tempelherrenordens (Berlin, 1888)
PT Le procès des Templiers, ed. Jules Michelet, 2 vols (Paris, 1841-51)
PUT Papsttum und Untergang des Templerordens, ed. Heinrich Finke, 2 voti (Münster, 1907)
RT La règle du Temple, ed. Henri de Curzon (Paris, 1886)
UT Der Untergang des Templerordens mit urkundlichen und kritischen Beiträgen, ed. Konrad Schottmüller, 2 vols (Berlin, 1887; repr. Liechtenstein, 1991)

Вогель К. «Беглые тамплиеры и тамплиеры-ренегаты
перед процессом, во время и после процесса над храмовниками»