Расследование в Шиноне

Расследование в Шиноне

Текст воспроизводится по изданию: Б. Фрале. Папство и процесс над Тамплиерами. Неизвестное оправдание в Шиноне в свете папской дипломатии, серия «Папский двор», 12, серия под редакцией А.Паравичини Бальяни, издательство Viella Libreria Editrice, Рим, 2003 г.\ B. Frale. Il papato e il processo ai Templari. L’inedita assoluzione di Chinon alla luce della diplomatica pontificia, in La corte dei papi, 12, collana diretta da A. Paravicini Bagliani, Viella Libreria Editrice, Roma 2003. [Перевод c итальянского Светланы Блейзизен]

И вот отправились мы в замок Шинон по приказу господина нашего, Понтифика, с целью проверить Великого Магистра рыцарей (militie) Храма [Великий Магистр рыцарей Храма – Жак де Моле], Магистра Кипра [Магистр Кипра – Рембо де Карон, командор Кипра], Визитатора Франции [Визитатор Франции — Гуго де Пейро], Прецептора Аквитании и Пуату [Прецептор Аквитании и Пуату — Жоффруа де Гонневиль], и Прецептора Нормандии [Прецептор Нормандии — Жоффруа де Шарни] относительно фактов, из-за которых и сами они, и весь орден были оклеветаны в грехе ереси; в день субботу, сразу же по прошествии [праздника] Вознесения Блаженной Марии [Вознесения Блаженной Марии – в западной церкви празднуется 15 августа], вызван был в наше присутствие Прецептор тамплиеров Кипра, и были ему предъявлены статьи, по которым он и орден Храма были оклеветаны в преступлении ереси, и после того, как поклялся он в тех статьях, что вменялись ему в вину, он – будучи сыном повиновения и признав вину свою – сознался в отречении от Господа нашего и плевании на крест; в тот же день был вызван в присутствие наше Прецептор Нормандии и, поклявшись таким же образом, признался и он в отречении; так же, в вечер того же дня, был вызван предстать перед нами Прецептор Пуату, Нормандии и Аквитании [Прецептор Пуату, Нормандии и Аквитании – здесь ошибка писца] и, поразмыслив до следующего дня, сознался в том, что пообещал он тому, кто принимал его в орден, говорить любому из братьев, если кто его спросит, что совершил он отречение от Господа нашего; наконец, был вызван в наше присутствие брат Гуго де Пейро (Hugone de Paraldo) [Визитатор Франции — Гуго де Пейро], утром следующего дня, в воскресенье, и затем – последним – Магистр, вечером того же дня; после того, как были им представлены статьи обвинения, оба они испросили — и была она им предоставлена — возможность поразмыслить до следующего дня. В понедельник явился в наше присутствие брат Гуго де Пейро, который уже поклялся, и сказал, что желает он упорствовать в признании, что сделал он в Париже, особенно – в отношении отречения, видения головы-идола и прочих противозаконных действий, которые лучше описаны в тех самых показаниях; и затем, на следующий день, во вторник, явился перед нами Великий Магистр, и, после клятвы и после того, как были предъявлены ему статьи [обвинения], покаялся он в уже упомянутом отречении, умоляя нас выслушать и его родственника – брата-сержанта, который был при нем и желал покаяться. И коль скоро увидели мы, что Великий Магистр раскаялся в том, что совершил, и был столь заинтересован в отношении своего родственника, мы, несмотря на то, что приказ, данный нам Понтификом, касался лишь пяти вышеупомянутых братьев, будучи уверенными в том, что верно исполняем волю Папы, выслушали брата-сержанта; который, появившись в суде перед нами, принес клятву и признался в отречении от Бога, как это описано более подробно в публичном документе, составленном нами и скрепленном нашими печатями. Рассмотрев дела всех вышеупомянутых, которые испрашивали оправдания за то, что они совершили, и публично отреклись от какой бы то ни было ереси, мы оправдали их одного за другим, и возвратили их в лоно Церкви, и допустили их к совершению таинств. Поскольку, князь светлейший, не стоит отказывать в милосердии тем, кто его испрашивает, и коль скоро вышеупомянутые братья его испросили, в частности Великий Магистр, брат Гуго де Пейро и Прецептор Заморья (terre ultramarine) [Прецептор Заморья – здесь, вероятно, имеется в виду Рембо де Карон (командор Кипра)] дали свои показания с таким смирением и преданностью, что и впрямь заслуживают они милосердия Бога и помилования человеческого, от всей души просим мы ваше величество отнестись к ним столь милосердно, благожелательно и добросердечно, дабы смогли они почувствовать, что заслужили ваше расположение; что же до вышеупомянутых фактов, поверьте любимым вашим рыцарям Г. и Г. и Жану де Жанвиллю (Iohanni de Yenvilla) – подателям сего – которые были с нами в вышеупомянутом замке и действовали с большим усердием. Написано в вышеупомянутом замке, во вторник после [праздника] Вознесения [Девы Марии]. [Дата документа не указана. Вероятно, документ составлен в том же (1308) году, как и «Расследование кардиналов». Вознесение Девы Марии в 1308 году было в пятницу и, в этом случае, вторник было 20-е число августа месяца]