Битва у Брода Иакова

Битва у Брода Иакова

В период несовершеннолетия Балдуина мощь королевства Иерусалимского уменьшилась пропорционально росту мощи Салах ад-Дина, который, став правителем большей части владений Нур ад-Дина и женившись на его вдове, захватил Дамаск.

Граф Триполи, обеспокоенный усилением своего грозного соседа, стянул к его границам все силы королевства и, воспользовавшись тем, что Салах ад-Дин вернулся в Египет, осадил Гарем, крепость недалеко от Алеппо. В осаде со своими отрядами принимали участие князь Антиохийский и граф Неверский [Возможно, ошибка Верто. Гильом IV (1130-1168), граф Невера, Осера и Тоннера с 1161. В 1168 отправился в Святую Землю, встречался с королем Амори и дал согласие на участие в походе против Египта, но сам в походе не участвовал, т. к. умер в том же году и похоронен в Вифлееме. Ему наследовали его брат Ги, а затем сын и дочь последнего Агнеса, вышедшая замуж за Пьера де Куртене (будущего императора Латинской империи), в роду которого и остался титул. Других графов де Невер в Святой Земле не было.], которого в Святую Землю привело религиозное рвение [«Итак, взяв с собой своих людей, а также господина графа Триполитанского, магистра дома Госпиталя и многих братьев рыцарей Храма, он направился в Триполитанские земли». Will. Тyr. lib.2,c 18.], а также, как рассказывает Гийом Тирский, к ним присоединились великий магистр госпитальеров со своими рыцарями и множество храмовников. Осада была долгой и закончилась частным договором между графом Триполи и турками — они подкупили графа, и тот отвел войска. Этот позорный союз между христианским дворянином и неверными оказался впоследствии губительным для латинян.

Пока длилась осада, Салах ад-Дин во главе мощной армии напал на Палестину со стороны Египта. Король Балдуин, который к тому времени уже достиг совершеннолетия, возглавил сопротивление — это произошло как раз в тот период, когда его болезнь отступила. Армии встретились у Аскалона. Несмотря на неравенство сил — у Салах ад-Дина было не меньше двадцати шести тысяч конников, а у христиан имелось едва ли больше четырехсот конных воинов и трех тысяч пеших, — христиане ночью напали на лагерь неверных, чем вызвали ужас в рядах Салах ад-Дина. Большая часть его армии разбежалась, а сам он, полуодетый, ускакал на верблюде.

Дабы положить конец набегам арабов, на следующий год Балдуин предпринял попытку усилить [В этом году христиане заложили весьма укрепленный замок в земле Саладина, возле брода Иакова на реке Иордан, но Саладин силой его взял; при этом верховный магистр госпитальеров был взят в плен и уведен в землю Саладина, где и умер от голода. Roger Hoveden, in Henr. II, p. 555.] крепость на землях Салах ад-Дина за Иорданом, в местечке, называемом Брод Иакова. Это привело к новому сражению, которое не стало таким же успешным для христиан, как предыдущее. Неверные напали из засады, место для которой выбрал Салах ад-Дин. Христианские солдаты разбежались, и только госпитальеры с тамплиерами приняли бой. Большая их часть пала в том сражении. Жубер, великий магистр госпитальеров, несмотря на множественные ранения, переплыл Иордан и добрался до крепости Бофор, однако Одо де Сент-Аман, великий магистр тамплиеров, был взят в плен. Робер Дюмон, современный им историк, пишет, что Салах ад-Дин предложил ему свободу в обмен на одного из своих племянников, который являлся пленником ордена, однако великий магистр гордо ответил, что своим примером он не покажет рыцарям, как можно проявить слабость и сдаться в плен в надежде, что потом тебя выкупят; что тамплиер [Говоря, что не в обычае рыцарей Храма вносить за себя какой-либо иной выкуп, кроме пояса и ножа. Ibidem.] должен либо победить, либо умереть, а для того чтобы заплатить выкуп, у него есть только кушак и кинжал. Мы не знаем, как ему удалось выбраться из лап неверных, но наш дальнейший рассказ покажет, что он вернулся в Иерусалим.

После поражения латинян охватил ужас. Победоносный враг заполонил королевство, разя несчастных огнем и мечом. Христианская армия разбежалась, короля свалил с ног очередной приступ болезни, которая оказалась проказой, а из двух великих магистров один находился в плену у врагов, а другой никак не мог оправиться от ран.

При таком положении дел королевство не могло вести войну и вынуждено было пойти на переговоры — единственное спасительное средство более слабой стороны. Салах ад-Дину предложили перемирие, но он всячески отказывался от него, однако голод, разорявший египетские провинции, все же заставил его пойти на соглашение, и христиане купили мир за все имевшиеся у них деньги…

Аббат Верто «История Мальлтийских рыцарей». Москва, «Русская панормама», 2014″