К Вопросу об Иерусалимских Ассизах

К Вопросу об Иерусалимских Ассизах

Исторія учрежденій Іерусалимскаго королевства находится не только въ разсказахъ историковъ или хроникѳровъ. Если бы мы ограничились свидѣтельствами этихъ послѣднихъ, мы, безъ сомнѣнія, могли-бы занести массу фактовъ и идущихъ къ дѣлу наблюденій: однако намъ еще многаго недоставало-бы. Но въ теченіе занимающей насъ эпохи былъ написанъ сборникъ законовъ, извѣстный подъ именемъ Іерусалимскихъ Ассизовъ (Assises de Jérusalem).

Представляя собой памятникъ средневѣковой феодальной юриспруденціи, онъ съ замѣчательной точностью знакомитъ насъ съ политическимъ и общественнымъ устройствомъ латинскаго королевства. Въ немъ именно и надо искать юридическихъ нормъ этого королевства. Въ этихъ Ассизахъ, служившихъ выраженіемъ потробностей военнаго положенія, слѣдуетъ изучать истинный характеръ феодализма. Съ этой точки зрѣнія законодатель представляетъ болѣе надежнаго руководителя, чѣмъ историкъ. Онъ даетъ такія данныя, которыя не указываются исторіей и не могутъ быть замѣнены никакими смѣлыми догадками. Словомъ, онъ превосходно дополняетъ и позволяетъ контролировать свѣдѣнія, находящіяся въ сочиненіяхъ хроникеровъ.

Ho немедленно же возннкаетъ вопросъ: какимъ образомъ составлены Іерусалимскіе Ассизы и въ какомъ видѣ они дошли до насъ? Туть историкъ подходитъ къ одной изъ задачъ, разрѣшеніе которыхъ представляетъ величайшую трудность. При самомъ внимательномъ изслѣдованіи фактовъ, связанныхъ съ возникновеніемъ Ассизовъ, съ ихъ распространеніемъ на Востокѣ, съ передачей ихъ въ Италію, Германію и Францію и публикаціей тамъ наиболѣе достовѣрныхъ списковъ, трудно разсѣять окутывающій насъ полумракъ. При всѣхъ нашихъ усиліяхъ до насъ только изрѣдка достигаютъ слабые лучи свѣта. Самыя противоположныя мнѣнія выступаютъ на сцену и самыя противоположныя мнѣнія могли быть защищаемы съ энергіею и талантомъ. Встрѣчаются нѣкоторые тексты, изслѣдованіе которыхъ приводитъ къ неправдоподобнымъ выводамъ, противнымъ логикѣ, или же они допускаютъ противорѣчія; если же, вмѣсто утвержденій, заключающихся въ этихъ текстахъ, мы будемъ подставлять свои умозаключенія или гипотезы, то мы неминуемо будемъ измѣнять всѣмъ условіямъ исторической достовѣрности и превращать научное разслѣдованіе, могущее имѣть цѣну, если только оно опирается на безспорные документы, въ фантастическое произведеніе.

Тѣмъ не менѣе, при всей кажущейся неблагодарности задачи, которую мы беремъ на себя, быть можетъ, читатели не сочтутъ безполѳзной эту часть Введенія, посвященную происхожденію Ассизовъ, если намъ удастся, за невозможностью придти къ положительному заключенію, установить состояніе вѣкового колебанія законодательства крестовыхъ походовъ. Двѣ главныхъ идеи будутъ вытекать изъ этого изслѣдованія: первая — та, что текстъ Ассизовъ въ такомъ видѣ, въ какомъ онъ дошелъ до насъ, — несомнѣнно не первоначальный текстъ; а вторая — та, что мы не можемъ быть увѣрены, что среди всѣхъ извѣстныхъ намъ списковъ была найдена наиболѣе вѣрная редакція Ассизовъ, т. е. наиболѣе согласующаяся съ первоначальной хартіей, выработанной собраніемъ 1099 года [См. объ этомъ вопросѣ: Flогіо Вustгоn; Histoгіа overo Comnentarii de Cipro; Etienne de Lusignan, Chorograffia et breve historia universale dell’isola de Cipro (1573); Henrico Giblet (Eoredano), Venise, 1667, p. 19; Dominique Jauna, Hist. Gener. des ray. de Chypre, de Jerusalem, d’Armenie et d’Egypte, Leyde, 1747, t. I, p. 371; Thomas de la Thaumassiere, ed. des Assises, 1690, Avertissement; Pагdѳssus, Collection deslois maritimes antérieures au ХѴШ siècle, 1828, t. I, ch. VII, p. 261; Beugnot, ed., des Assises, 1841 — 43, Introd.; Journ. des Sav., 1841, art. de P. Paris, p. 291; Wi1ken, Gesch. der Kreuz., liv. I, ch. XIII; Sсhlоsser, Weltgeschichte, III, I, p. 154: Sybel, Geschichte des erst. Kreuz., по изданію 1841 г. стр. 516, по изданію 1881 г. стр. 437 и слѣд.; Revue de legislation, 1843, t. XVII, p. 22, art de Ch. Giraud; Mоrtгeuil, Hist. du droit byzantin, 1846, t. Ill, p. 14; Hist. Litt. de la Fr., t. XXI, 1847, p. 433, art. de F. Lajard; La Feггiere, Hist. du droit fгаncais 1852—53, t. IV, p. 475—495; Francis Monnier, Godefroy de Bouillon et les Ass. de Jer., Paris, 1874; Assises d’Antioche reproduites en francais et publiées au sixième centenaire de la mort de Sempad le connétable, leur ancien traducteur arménien, dédiées l’Acad. des Inscr. et Belles-Lettres de France par la société Mekhithariste de Saint-Lazare, Venise, 1876; Bibl. de l’Ec. des Ch., t. XXXVII, 1876, art. de Mas Latrie, Observations sur les Ass. d’Antioche, p. 541; Trad. grecque des Ass. de Jér., publiée par Sathas dans la Bibliotheca grceca medii aevi, t. VI, Venise, 1877; Journ. des Sav., 1877, art. de E. Miller, p. 393 (сравните съ двумя предыдущими статьями, т. VIII, стр. 612—617 и т XIII, стр. 94—96); Romania, année 1890, статья Gaston Paris о Филиппѣ Новарскомъ; Histoire Genérale, t. II, p. 317, 318, art. de M. Seignоbоs.].

Итакъ, во-первыхъ: текстъ Ассизовъ въ такомъ видѣ, въ какомъ онъ дошелъ до насъ, не есть первоначальный текстъ. Послѣ взятія св. города крестоносцами Готфридъ Бульонскій, пишетъ Жанъ Ибелинъ, желая, «чтобы его воины и его народъ, и всякаго рода люди, пріѣзжавшіе и уѣзжавшіе и постоянно жившіе въ вышесказанномъ королевствѣ, охранялись и управлялись, руководились, поддерживались и судились бы по праву и по разуму», выбралъ, по совѣту патріарха, принцевъ, бароновъ и нотаблей, «мудрыхъ мужей, для того, чтобы они изслѣдовали и узнали мѣстные обычаи людей различныхъ странъ, которые находились тамъ». Эти комиссары вручили письменно результаты своего труда Готфриду, который, на собраніи совѣта, выбралъ изъ нихъ то, что онъ считалъ подходящимъ, и составилъ изъ этого «ассизы и обычаи, которые надо было соблюдать и поддерживать и вводить въ употребленіе въ Іерусалимскомъ королевствѣ, и пo которымъ онъ и eгo воины, и ero народъ, и всѣ прочіе всякаго рода люди, пріѣзжавшiе и уѣзжавшіе и остававшіеся на жительство въ ero королевствѣ, управлялись-бы и охранялись, и содержались-бы, и руководились-бы, и судились-бы по праву и по разуму въ вышесказанномъ королевствѣ» [Ass., t. I, Liv. de Jean d’Ibelin, ch. I, p. 21, 22. Clef des Ass. de la Haute Cour, Prologue, p. 575.]. Такимъ образомъ Готфридъ издалъ сводъ гражданскихъ и политическихъ законовъ въ Іерусалимскомъ королевствѣ. По крайней мѣрѣ, текстъ Жана Ибелина устанавливаеть это самымъ положительнымъ образомъ. Этотъ кодексъ, послѣ приложенія къ нему печатей короля, патріарха и виконта Іерусалимскаго, былъ положенъ въ церкви Св. Гроба Господня (откуда и произошло ero названіе — Lettre du Sépulcre), и къ нему съ большимъ почтеніемъ обращались каждый разъ, когда возникалъ какой-нибудь сомнительный вопросъ, въ палестинскихъ трибуналахъ [Ass. t. I, Liv. de Jean d’lbelin ch. IV, p. 25, 26.]. Однако эти законы, изданные въ эпоху основанія христіанскихъ колоній, далеко не носили неподвижнаго характера [La Ferrière, Hist. du droit français, i. IV, p. 478: «Ассизы совсѣмъ не имѣли неподвижнаго характера. Сношенія, поддерживавшіяся крестовыми походами между Европой и Востокомь, вносили въ нихъ посдѣдовательныя измѣненія».], но безпрестанно измѣнялись или дополнялись: «Послѣ того,— говоритъ Жанъ Ибелинъ, — какъ вышесказанные ассизы были составлены и обычаи установлены, герцогъ Готфридъ, a также короли и сеньоры, которые были послѣ него въ этомъ королевствѣ,много разъ исправляли ихъ [Ass. t. I, Liv. de Jean d’lbelin, ch. III, p. 24.].

Филиппъ Новарскій [Долгое время считали этого правовѣда уроженцемъ Франціи (Beuguot, t.1, p. XXXVII, Introduction aux Assises—Hist. Lilt, de la Fr., t. XXI, p. 442). Но Гастонъ Парисъ доказалъ, опираясь на два мѣста въ Gestes des Chyprois, въ которыхъ Филиппъ прямо называеть себя ломбардцемъ, что этотъ авторъ — уроженецъ города Novare въ Ломбардіи. (См. Romania, année 1890, p. 99—102).] хвалитъ латинскихъ государей за то, что они не колебались, всякій разъ, когда этого требовали государственные интересы, исправлять или дополнять первоначальную хартію: «Ибо послѣ того какъ были составлены первые ассизы при завоеваніи страны, много разъ случалось, что… издавались новые законы и обычаи… когда предполагалось, что это могло повести къ пользѣ и улучшенію» [Ass.,t.I, Liv. de Ph. de Nov., ch. XLVII, p. 521, 522.]. Въ числѣ измѣненій, внесенныхъ въ старые обычаи, этотъ юристъ указываетъ, на одно, которое было сдѣлано около средины XII столѣтія королемъ и сеньорами Св. Земли по совѣту Генриха Буйвола (Henri le Buffle), дворянина изъ Шампани [Ass. t.I, Liv. de Ph. de Nov., chap. LXXI, p. 542.]. Намъ извѣстны авторы многихъ другихъ законовъ, изданныхъ послѣ обнародованиія древнихъ Ассизовъ: Балдуинъ I, задумавшій изданіемъ своего Assise du coup apparent положить конецъ насиліямъ, учинявшимся людьми всѣхъ классовъ [Ass, t.I, Liv. d. Jean d’lbelin, chap. CXIII, p. 185. Liv. de Geoffroy le Tort, § XXII, p. 440, 441. Liv. de Jacq. d’lbelin, § LI, p. 465.Liv. de Ph. de Nov., chap. LXXV, p. 546.]; Балдуинъ II, опредѣлившій двѣнадцать случаевъ, въ которыхъ король имѣлъ право лишить сеньора ero лена [Ass., t. I, Liv. au Roi, chap. XVI, p. 616, 617.]; Амори I, произведшій настоящую революцію въ государственномъ устройствѣ своимъ Assise sur la Ligèce, въ которомъ онъ обязывалъ всѣхъ вассаловъ приносить присягу королю въ томъ, что они будутъ помогать ему противъ всѣхъ ero враговъ [Ass. t.I, Lir. de Jean d’lbelin, chap. CXCIX, p.319]..

Жанъ Ибелинъ прямо заявляетъ, что для выработки Ассизовъ потребовалось восемь десять шесть лѣтъ, и что всѣ первые семь іерусалимскихъ королей, съ Готфрида (1099 г.) до Балдуина V (1186 г.), принимали участіе въ этой законодательной работѣ [Ass.) t. I, Livre de Jean d’lbelin, ch. CCLXXIII, p. 429.]. Слѣдовательно, подъ Іерусалимскими Ассизами надо понимать не только сводъ законовъ, установленныхъ вслѣдъ за завоеваніемъ св. города Готфридомъ Бульонскимъ и его товарищами по оружію, но также и всѣ добавленія и измѣненія, дѣлаівшіяся въ теченіе почти цѣлаго столѣтія въ этой первоначальной хартіи.
Но въ 1187 г.: при взятіи Іерусалима Саладиномъ, сборникъ латинскихъ законовъ исчезъ. Это — исторический фактъ ясно подтверждающійся заморскими юристами: «Все было потеряно, пишетъ Филиппъ Новарскій, когда Саладинъ взялъ Іерусалимъ» [2) Ass, t,. I, Liv. de Ph. de Nov., ch. XLVII, p. 522.]). Трудно представить себѣ что-нибудь энергичнѣе выраженія Жана Ибелина: «И послѣ того, какъ земля была потеряна, все было потеряно» [3) Ass., t. I, Liv. de Jean d’lbelin, ch. CCLXXIII, p. 429.]. Вотъ несомнѣнно два точныхъ текста; и если слѣпо положиться на эти строки, не сравнивая ихъ не только съ другими мѣстами этихъ-же авторовъ, но также и съ нѣкоторыми выраженіями хроникеровъ, то нельзя будетъ сомнѣваться въ томъ, что какой-то кодексъ былъ составленъ Готфридомъ и затѣмъ исчезъ во время катастрофы 1187 года, Но болѣе глубокое изученіе этого вопроса позволяетъ усмотрѣть возможность нѣкоторыхъ возражений.

Быть можетъ, съ нашей стороны будетъ опасной дерзостью подвергнуть сомнѣнію существованіе первоначального текста, составленнаго сейчасъ послѣ завоеванія и положеннаго тогда же на храненіе въ церкви Св. Гроба Господня. Хотя это мнѣніе, уже допускавшееся нѣмецкими историками крестовыхъ походовъ [Вилькенъ (Gesch. der Krenz., кн. I, гл. XIII) не вѣритъ въ существованіе закона, написанного въ эпоху основанія королевства. — Шлоссеръ (Всемірн. Исторія, кн. III, гл. I, стр. 154) отвергает это. какъ легенду: «Готфридъ узаконилъ въ своемъ королевствѣ нравы и обычаи своего отече­ства, хотя онъ и не редактировалъ ихъ». — 3ибель (Gesch, des ersten Kreuz… гл. XII, стр. 517) говорить: «Нельзя порицать того, кто вѣритъ въ возможность редакціи, предписанной Готфридомъ, но подобное мнѣніе не можетъ быть доказано». Куглеръ (Gesch, der Kreuz., гл. IV, стр. 122) также думаетъ, что не могло быть рѣчи, въ эпоху Готфрида, о редакціи Ассизовъ. — Прутцъ (Kulturgesch., кн. III, гл. III, стр. 214, 215) говорить, что преданіе относительно происхожденія Ассизовъ не выдерживаетъ критики и кишитъ противорѣчіями. Къ несчастію, эти авторы ограничились тѣмъ, что высказали свое мнѣніе, не подкрѣпивши его никакимъ доказательствомъ и не входя въ сущность изслѣдованія.], не можетъ опереться ни на какой внимательно изслѣдованный текстъ и даже находится въ противорѣчіи съ утвержденіями заморскихъ юристовъ, но мы должны признаться, что оно но разъ возникало въ нашемъ умѣ.

Въ самомъ дѣлѣ, сводъ законовъ можетъ имѣть только одно объясненіе для своего появленія, а именно то, что къ нему могутъ обращаться за справками всѣ тѣ, для кого онъ написанъ. Но въ Іерусалимѣ люди допускались не только къ чтенію, но даже къ простому лицезрѣнію этого драгоцѣннаго документа не иначе, какъ въ присутствіи девяти особъ: короля или его представителя, патріарха или пріора Гроба Господня, виконта Іерусалимскаго, двухъ канониковъ, двухъ вассаловъ короля и двухъ присяжныхъ суда горожанъ [Ass., t. I, Liv. de. Jean d’lbelin, chap. IV, p. 26. Liv. de Ph. de Nov., chap. XLVII, p. 522.]. Нѣтъ сомнѣнія, что право обращаться за справками къ этому кодексу признавалось; но не было ли это право обставлено этими мелочными и стѣснительными формальностями съ цѣлью отбить охоту у любопытныхъ судей пользоваться имъ? Во всякомъ случаѣ намъ неизвѣстно, чтобы когда-нибудь дѣйствительно обращались за указаніями къ Lettres du Sépulcre. Событіе такой важности не могло-бы быть пройдено незамѣченнымъ; оно подало бы поводъ къ торжественной церемоніи, о которой историки или юристы сохранили бы воспоминаніе. Ни о чемъ подобномъ не упоминается въ дошедшихъ до насъ сочиненіяхъ. За отсутствіемъ свидѣтельствъ писателей, мы имѣли бы, по крайней мѣрѣ, протоколы церемоній; но ни одного такого протокола не передано намъ.

Страница 1 из 41234